На земли Закавказья, в основном заселенные азербайджанцами, было переселено только до 1897 г. около 2 миллионов армян

ermenilerin-gelisi.jpg

…В ХVII-XVIII вв. началось активное продвижение Российской Империи на юг, к Черному морю и на Кавказ, Турция потерпела ряд серьезных неудач в войнах с Россией и ее влияние на Кавказе и в прилегающих регионах оказалось поколебленным.

Этим немедленно воспользовались армяне, которые постарались заручиться заранее поддержкой России, лелея далеко идущие планы создания собственной государственности. При этом армяне активно разыгрывали «христианскую карту», т.е. изображали себя мучениками-христианами, страдающими под игом «свирепых угнетателей мусульман». Такая картина не имела ничего общего с действительностью, однако, факт остается фактом: и в России, и в странах Западной Европы у армян нашлось немало сторонников и наемных адвокатов, которые стали весьма интенсивно обрабатывать общественное мнение и правящие круги в их пользу.

Первое открытое вмешательство армян в русско-турецкие войны на стороне России произошло еще в 1828 г., когда русская армия, возглавляемая Лорис-Меликовым (выходцем из армян), оккупировала Анатолию. «Именно во время этих событий впервые армянское население Турции выступает в поддержку армии России, состоящей из добровольцев, набранных в Ереване, доведенных до фанатизма католикосом Эчмиадзина и призванных терроризировать мусульманское население, поднимая армянское население Турции на мятеж». По этой же незамысловатой схеме, с тех пор не раз развивались события во время каждой очередной русско-турецкой кампании: «…российская армия была уверена, что может рассчитывать на турецкую территорию и на тылы турецкой армии, т.е. на содействие банд вооруженных мятежников, которые в ожидании прорыва российской армии будут изматывать турецкую армию и попытаются разрушить ее с тыла».

Впрочем, истоки российских симпатий к армянам имеют еще более глубокие корни. Уже Потемкин высказывал определенное покровительство армянам. Еще дальше пошел император Павел I, который принял в 1799г. звание гроссмейстера Мальтийского ордена, а вместе с тем и защитника христиан. Воспользовавшись этим обстоятельством, армяне через посредство епископа Иосифа Аргутинского, армянина по происхождению, обратились к императору с просьбой принять их под свою защиту и предоставили ему 1-й чин литургии, согласно которому духовенству, отправляющему религиозные обряды в Армении, вменялось молиться за православного Императора Всероссийского и его Дом. Таким образом, армяне стали считаться как бы православными, а отсюда находящимися под защитой православной русской церкви. В действительности же, исповедуемая армянами религия представляет собой, с точки зрения православия, ересь монофитского толка. Заблуждение это продолжалось до 1891 г., когда в ходе процесса по делу армянского священника Тер-Восканова подлог этот был обнаружен и выяснилось, что в совершаемых армянами богослужениях нет молитв о Государе; на первом месте там стоит католикос, потом христиане-григориане (т.е. армяне), а потом уже все остальные христиане наравне с иноверцами, еретиками и неверными. Там же говорится, что подлежат проклятию и те, кто притесняет армянскую церковь и попустительствует этому.

Забегая вперед, скажем, что когда в 1903 г, царским правительством был издан Указ о конфискации имуществ армянской церкви, католикос, нисколько не колеблясь, предал российский царствующий дом проклятию. Но все это произошло на рубеже ХIХ-ХХ вв. а до этого, «скрыв свою принадлежность к опаснейшей ереси и заручившись дружелюбием России, армяне стали ползти в нее из Турции, обогреваться и богатеть… Забитые, они быстро расправили свои крылья и показали свою черную душу. Имея к тому же здесь почти совершенно независимый от кого-либо свой культурный центр «Эчмиадзин» и своего духовного и светского главу католикоса, приобретя средства, они быстро, благодаря вековой сильной религиозно-политической власти, двинули армянскую массу по пути просвещения, конечно, национального. Естественно, сюда еще сильнее стали ползти из Турции…».

Это «вползание» армян на территорию Закавказья, прежде всего на земли азербайджанцев, протекало на протяжении ряда веков «волнами», которые достигали своего максимума в периоды, когда обострялись отношения между турецкими и иранскими властями и армянами, проживавшими на территории этих государств. Пики армянского «вползания» нередко были приурочены к войнам, которые велись между Россией и Турцией: после каждой такой войны, как правило, в Закавказье переселялась очередная партия турецких и персидских армян. Указанный процесс нашел себе достаточно подробное освещение в специальной исторической литературе, и рассмотрение его не входило непосредственно в задачу автора. Однако некоторые факты необходимо привести, чтобы уяснить особенности ситуации, сложившейся в Закавказье к концу XIX в. Самый факт, что армяне в силу тех или иных обстоятельств оказались вынужденными (или сочли для себя удобным и выгодным) переселиться в Закавказье, возможно, не имел бы столь далеко идущих негативных последствий, если бы этот процесс не сопровождался утеснением и «выталкиванием» коренного населения, а затем бессовестной фальсификацией исторических фактов и необоснованными территориальными притязаниями.

Возможно, самым ярким и наглядным примером является нагорная часть Карабаха, на территории которой уже с середины XVIII вплоть до начала XIX а, существовало сильное Карабахское ханство со значительным преобладанием азербайджанского населения. Кстати, и армянское население Карабаха, если заглянуть в глубь веков, не является собственно армянским. Как считает И.Г.Алиев, «так называемые армяне Карабаха григорианизировались и армянизировались», они являются потомками древних албан. О том, что азербайджанское население в Карабаха превалировало над армянским, имеется много исторических свидетельств и документов. По официальным данным 1810 года, в «Карабахском владении» жителей было до 12 тысяч семейств, в числе которых находилось всего 2500 армянских семейств.

 Армянские авторы знали об этом достаточно хорошо. Так, Б. Ишханян писал: «Армяне, проживающие в Нагорном Карабахе, частью являются аборигенами, потомками древних албанцев, а частью беженцами из Турции и Ирана (курсив наш — Б.Н.), для которых азербайджанская земля стала убежищем от преследований и гонений. Эти строки были написаны в 1916г., но, к сожалению, с тех пор армянские историки успели начисто позабыть исторические факты, и преуспели в подмене их все возможными измышлениями и фальсификациями. Когда Карабах был присоединен к России по Туркманчайскому договору (1928 г.), это было чисто азербайджанское (мусульманское) владение. В «Описании Карабахской провинции», составленном в эти годы, указано, что в Карабахе проживало тогда 90 тыс. жителей, имелся один город » (Шуша) и более 600 сел, из которых только около 150 было армянских. В самой Шуше тогда было 1048 азербайджанских семей и 474 армянских. В сельской местности же это соотношение составляло соответственно 12902 и 4331 семьи.

 После завершения русско-турецких и русско-иранских войн, в 20-30-е годы XIX в., в Закавказье переселились десятки тысяч армян, в основном из Южного Азербайджана, причем самая значительная их часть осела в Карабахе. Точное число их никто не считал — примерные цифры колеблются от 130 до 200 тысяч человек. Армяне переселялись на эти территории и позднее. Так, Н. Шавров пишет по этому поводу: «Широко использовав лжесвидетельство, армяне из безземельных пришельцев захватили огромные запасы казенных земель».

 Приведем более подробную выдержку из его книги «Новая угроза русскому делу в Закавказье, предстоящая распродажа Мугани инородцам» (где речь идет не только о Карабахе, но и вообще об армянском переселении в Закавказье). «…После окончания войны 1826-1828 гг. в продолжении двух лет с 1828 по 1830 г. мы (имеется в виду царское правительство — Б.Н.) переселили в Закавказье свыше 40 тыс. персидских и 84 тысячи турецких армян и водворили их на лучших казенных землях в губерниях Елизаветпольской и Эриванской, где армянское население было ничтожно, и в Тифлисской -в Борчалинском, Ахалцихском и Ахалкалакском уездах. Для поселения им было отведено более 200 000 десятин казенных земель и куплено было более чем на 2000000 рублей частновладельческих земель у мусульман. Нагорная часть Елизаветпольской губернии и берега озера Гокчи заселены этими армянами. Необходимо иметь в виду, что за 124 000 армян официально переселенных, переселилось сюда и множество неофициальных, так что общее число переселившихся значительно превышает 200000 человек. После Крымской кампании опять вселяется некоторое число армян, в точности незарегистрированное… Счастливо окончившаяся турецкая война 1877-1879 гг. подарила нас целым потоком малоазийских новоселов: в Карсскую область вселяются около 50 000 армян и около 40 000 греков… Кроме того, генерал Тер-Гукасов вывозит к нам в Сурмалинский уезд 35 000 кибиток турецких армян, которые и остаются у нас.

 После этого начинается непрерывный поток армян из Малой Азии, переселяющихся отдельными лицами и семьями. Еще в более широких размерах начинается переселение армян снова в период с 1893 по 1894 г. во время армянских беспорядков в Турции. Ко времени прибытия в край в 1897 г. вновь назначенного главноначальствующим князя Г. С. Голицина, пришлых армян было уже не 10 000, как в 1894 г., а около 90 000. Сношения князя Голицина об их выдворении не привели ни к чему — турки их не принимали, а Министерство иностранных дел было недостаточно настойчиво и в результате этим армянам было объявлено, что все, кто не примет русского подданства, будет выдворен силой. Конечно, все приняли русское подданство и растворились в армянском населении. Пример армян того времени не остался без последователей — после этого периода из Малой Азии продолжается наплыв и в настоящее время в одной Карсской области насчитывается около 35 000 семей армян, стремящихся получить казенную землю для поселения».

 Всего же, по приблизительному подсчету автора, на земли Закавказья, в основном заселенные азербайджанцами, было переселено только до 1897 г. около 2 миллионов армян. В дальнейшем этот процесс активно продолжался — массовые переселения армян в Закавказье с турецких и иранских земель стали постоянным явлением.

 Убедительные данные о реальном соотношении азербайджанского и армянского населения Нагорного Карабаха можно найти в книге М. А.Скибицкого «Материалы для устройства казенных летних и зимних пастбищ и для изучения скотоводства па Кавказе» (Тифлис, 1899). К этой книге была приложена десяти верстная карта, где подробнейшим образом отражено размещение населения Нагорного Карабаха (по уездам, по «дымам» — селениям, по национальной принадлежности). Эта бесценная карта сохранилась лишь в том экземпляре книги Скибицкого, который хранится в Баку, а из хранилищ Москвы, Ленинграда, Тбилиси (не говоря уже о Ереване) она загадочно исчезло. Так вот, из карты Скибицкого неопровержимо следует, что азербайджанское население нагорной части Карабаха составляло к начале нашего века 72,6% и относилось к армянскому, как 4:1. Тот факт, что расселение вновь прибывших армян происходило наиболее интенсивно в Нагорном Карабахе, объясняется тем, что «там уже столетиями жили их единоверцы — арменизированные потомки албанского населения междуречья Куры и Аракса».

 Многие видные представители армянской культуры, политики неоднократно высказывались о том, что Нагорный Карабах в силу природного положения и исторически сложившихся культурно-экономических связей относится именно к Азербайджану, а не к Армении. Так, Мариэтта Шагинян в 1927 г. писала: «Эта земля своим географическим и экономическим лицом обращена больше к Азербайджану. Туда скатываются ее дивные лесные нагорья, стремятся реки, бегут дороги, а по течению рек туда же ползут деревни и люди, неся с собой экономические интересы: торгуют, покупают, обменивают, приспосабливаются, отвечают на спрос, усваивают бытовые черты, связываются общими целями».

 Левон Мирзоян, один из крупных партийных деятелей, которых никак нельзя заподозрить в симпатиях к Азербайджану, писал: «Нет карабахского вопроса в чистом виде. Армянский крестьянин говорит, что он без тесной дружбы с Баку и Агдамом жить не может и что ему нужно только обезопасить дорогу в низменную часть и дать возможность культурно развиваться»

 Из книги Б.Наджафова «Лицо врага (история армянского национализма в Закавказье в конце XIX – начале XX в.)», часть 1, Баку «Элм» — 1993, стр.13-16

Əlaqəli xəbərlər